CB Insights: «вскрытие» погибших стартапов

CB Insights: «вскрытие» погибших стартапов

Мимо рынка



Интересно, что основной причиной названа невостребованность нового продукта рынком – 42% проектов не взлетело именно по этой причине. У начинающих команд зачастую нет желания и средств проводить полноценное исследование рынка, и нет понимания, от какой «боли» может избавить потребителя сервис или продукт. Зато основатели стартапа полны уверенности, что их время пришло. Во многом этому способствует прошлый успешный предпринимательский опыт членов команды. Это, наряду с умением ярко продавать идею, вводит в заблуждение и венчурных инвесторов. Исследование показывает, что закрывшиеся по причине рыночной нерелевантности проекты были хорошо финансируемыми. Нередки факты, когда инвесторы, уже понимая, что проект неполноценен, вместо того, чтобы выводить из него средства, делали дополнительные капиталовложения – в надежде реанимировать идею, в которую когда-то поверили. Однако попытки были обречены на провал.

Второй «смертельный» недостаток – нехватка средств. Около 29% неудач сами основатели проектов отнесли к финансовому аспекту. Хорошей идее зачастую элементарно не хватает средств на разработку и запуск. У стартапов, в команде которых нет известных персон, заведомо слабые переговорные позиции – поиск инвесторов затруднен.

Командная игра



Неправильно подобранная команда – еще один топовый фактор риска. 23% респондентов связали гибель проекта с тем, что коллектив для запуска был подобран неверно. Взявшись за запуск своего бизнеса, основатели стартапа часто испытывают недостаток компетенций. В «посмертных записках», которые они сделали по просьбе CB Insights, очень часто встречаются фразы: «Хорошо было бы с самого начала иметь технического директора в учредителях» или «Для успеха проекта у основателей помимо технических навыков должны быть бизнес-компетенции».

«Если фаундеры не могут выпустить продукт самостоятельно (или с небольшим количеством внешней помощи от фрилансеров), то не стоит и затевать стартап, – такое правило вывели после крушения Standout Job его основатели. – Мы могли бы привлечь компаньонов, предложив им равную долю, но мы этого не сделали. И это была ошибка».

В некоторых случаях основатели жаловались, что им не хватало партнеров, которые могли бы обеспечить взгляд на развитие со стороны и уравновешивали бы «метания» стартапера.

В большой мере судьба проекта зависит от конкурентной среды на рынке, на котором пробует свои силы стартап. Чем выше конкуренция, особенно со стороны технологических гигантов, тем меньше шансов у начинающего бизнеса. Неправильная оценка сил соперника привела к краху 19% проектов.

Замыкает пятерку причин смерти стартапов ценообразование на продукт. Слабая финансовая экспертиза, непонимание ценовых ожиданий клиентов и желание возложить на потребителей все затраты сгубило не один проект.

Стартап умер, да здравствует стартап!


Как подсчитали в компании Go Globe, в первый год жизни умирает каждый пятый стартап, 34% не переживают второго года жизни, 42% проектов отмечают только третий день рождения.

Западная аналитика верна и в отношении российских стартапов.

«Россия не исключение из правил, но в нашей стране психология бизнеса немного другая – молодой проект скорее будет продан, чем у создателей хватит сил и нервов развить из него что-то стоящее, – считает исполнительный директор Фонда поддержки внешнеэкономической деятельности Московской области Александр Левин. – Кроме того, в России отсутствует собственная платформа краудфандинга как одного из источников финансирования проектов. Большинство компаний не переносят так называемой болезни роста, и наступает момент, когда ее проще продать, чем вырастить. Рано или поздно компания встает перед выбором – работать еще несколько лет за весьма умеренный доход, либо сразу получить значительные деньги. В основном все выбирают второе».

Сооснователь каршеринга BelkaCar Екатерина Макарова говорит, что зачастую стартап «сдувается», потому что с развитием проекта растет недопонимание как между основателями, так и между основателями и инвесторами.

«Те, кто инвестируют, хотят одного, кто реализует идею – другого. У фаундеров могут различаться мотивация и даже видение будущего. Эти проблемы не имеют какой-либо географической привязки. Национальные особенности, вроде налогообложения или коррупционной составляющей, тоже могут сыграть против предпринимателей, но чаще виноват не рынок, а сама компания. Один из последних примеров – стартап Beepi, разработавший маркетплейс по продаже б/у автомобилей и собравший $148,95 млн от крупных инвесторов. Однако топ-менеджмент неверно расставил приоритеты и сразу же нанял 300 сотрудников, не рассчитав фонд заработной платы. Деньги быстро закончились. В результате сокращений уволили 200 человек, но это уже не помогло».

Как утверждает предприниматель, основатель сервиса обратного звонка Perezvoni.com Виталий Ягодкин, это нормальное дело, если стартап закрывается, нужно быть готовым, что только третья или четвертая попытка сработает и проект оживет.

«По этой причине нужно делать попытки оптом. Например, после успешного запуска телеком-сервиса мы на 2 года поставили цель запустить ещё 20 IT-стартапов и рассчитываем, что 6-7 проектов останется».

По мнению Ягодкина, все стартаперы не адекватны рынку: они любят сидеть в изоляции и долго пилить продукт, который никому не нужен, вместо того, чтобы выйти и разговаривать с клиентом. Так происходит в 90% случаев, поэтому после долгих разработок проект «тухнет» и все расходятся. Но неудачу следует воспринимать как нормальность и пробовать дальше.

Между тем, TechCrunch недавно предсказал закат золотой эры стартапов из-за перенасыщения рынка идеями и продуктами.

Автор: Ольга Блинова

Возврат к списку